Ролевая игра Bleach: Bankai Reforged
01.04.20 Mybb заболел, в связи с переездом в новый датацентр. В техподдержку обратились. Ждем.
28.03.20 «Вестник Серейтея» перенесен из раздела "Информация", в раздел "Журнал".
27.03.20 По заказам общественности на форум добавлены UB смайлы. Аве упоротость.
Добро пожаловать на «Bleach: Bankai Reforged»! Наша ролевая посвящена работам Тайто Кубо и базируется как на манге, так и новеллизации «Bleach», однако имеет свой, отличный от первоисточника сюжет. Мы рады как канонам, так и неканонам. Вливайся!
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Волшебный рейтинг игровых сайтов

Ролевая игра Bleach: Bankai Reforged

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Shiba Kenta

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

I Основная информация.

Шиба Кента | Shiba Kenta

3-ий офицер | 7ой отряд

Душа | Готей-13

II Внешность.

Что же, вот вы впервые встретили Шиба Кенту, и какое ваше первое впечатление? Обычно, когда посмотришь на нового человека, в твою голову тут же впечатывается образ, общее впечатление, которое определяется совокупностью мелких деталей, которые бросаются в глаза в первую очередь.
И очень многие, посмотрев на этого немолодого шинигами, могут с уверенностью сказать – в его внешности, в его образе все кричит о том, что называют породой. В жилах Кенты течет кровь одной из древнейших благородных семей, и это накладывает свой отпечаток. Гармоничные черты лица: широкая идеально прямая челюсть, небольшой прямоугольный подбородок, острый аккуратный нос, кустистые, но опрятные черные брови и, конечно же, миндалевидные глубоко посаженные голубые глаза, - говорят о том, что родители мужчины, мягко говоря, уродами не были. Широкий рот, тонкие губы, всегда аккуратно подстриженная густая борода, опущенные, но причудливо стриженые виски едва-едва не переходящие в бакенбарды, непослушные зачесанные назад иссиня-черные волосы и бросающийся в глаза шрам, - детали, обрамляющие его черты и добавляющие лицу мужественности, разбавляя утонченность толикой броских и грубоватых деталей. Особенно можно уделить внимание гротескному шраму, состоящему из двух длинных прямых рубцов. Один идет буквально от самых корней волос, пересекая правую часть лба, бровь, глаз… и заканчивающийся практически у самой линии челюсти. Второй же начинается чуть выше и правее виска, пересекает первый рубец на скуле и немного не доходит до верхней губы на правой стороне лица. Если присмотреться, то можно понять – рана была нанесена острым, но зубцеватым или неровным лезвием, ибо рубцы зажили крайне неровно. Кожу будто не разрезали, а распороли. Осознать насколько рана была глубокой можно немного позже, когда вы пообщаетесь с Кентой какое-то время, ибо не обратить внимание на особенности его мимики просто невозможно – правая половина лица мужчины практически не двигается. Бровь застыла на месте и не опускается, даже когда Шиба сильно  хмурится. Верхняя губа с правой стороны тоже не отличается подвижностью, что делает улыбку этого Шинигами не особо приятным зрелищем – она односторонняя. Правый глаз тоже не открывается полностью, отчего взгляд в профиль может показаться наблюдателю излишне надменным, даже наигранным. Если подытожить – то лицевые мышцы были рассечены, и по каким-то причинам не зажили должным образом, отчего и пострадала мимика. Естественно Кента знает о том, как это выглядит со стороны, поэтому со временем приобрел привычку почти не выражать эмоций своим лицом, вместо этого мужчина умело играет голосом и разбавляет свою речь множеством жестов. Голос у него глубокий и мягкий, без малейшего намека на хрипотцу, почти бархатный, а жесты – экономные и плавные, будто большую часть жизни Кента провел на сцене театра. То же самое можно сказать о его походке и движениях в целом – экономность, выверенность и грация. Знающие люди сразу поймут – в детстве с пареньком явно работал либо жесткий хореограф, либо крайне дотошный преподаватель этикета, который добивался идеала в каждом движении.
Фигура Шибы – почти стандартная для того, кто провел в Готее не одно столетие и от природы наделен внушительными физическими данными. Широкие плечи, рельефная грудь, руки, оплетенные удавами мускулов… и так далее. Из интересных особенностей можно отметить идеально прямую спину, что выделяет в нем дворянина, и то, что мужчина довольно высок. До двух метров ему не хватает буквально пары сантиметров. Хотя в седьмом отряде трудно почувствовать себя высоким, когда твой капитан возвышается над полем боя, словно гора.  Внимательный глаз мечника приметит – что Кента, как минимум, давно всерьёз не занимался зандзюцу – его пальцы слишком аккуратные, а на большом пальце отсутствует характерная мозоль. Зато музыканты при рукопожатии обратят внимание на другое – кожа на подушечках его пальцев шероховатая и довольно грубая, будто бы шинигами активно играет на струнных инструментах.
И последний штрих – его манера одеваться. Шиба Кента не любит броскость, так что помимо стандартного Шихакушо он накидывает на плечи простенький темно-синий Хаори, который, однако, сшит из дорогой ткани и сшит мастерски. В остальном же – он придерживается стандарта. 

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/8a/29/80521.png

III Характер.

Итак, вот вы пообщались некоторое время с Шиба Кентой. Может вы побеседовали один вечер, или же вы контактировали с ним по меньшей мере месяц?  Это не столь важно, первое впечатление было составлено, набросок его личности в вашей голове – отрисован. И что же там отрисовалось? И насколько ваше видение совпадает с истиной?
В первую очередь – безукоризненные манеры, вежливость и идеальный контроль над эмоциями. С чужими людьми этот шинигами ведет себя так, как его научили много столетий назад, и учили настолько хорошо, что даже спустя столетия эта школа не выветрилась. Насильно подаренная ему маска со временем просто стала второй кожей. Эдакое поведение истинного аристократа – аполитичность, гибкость и ненавязчивая безэмоциональность.  В беседе с незнакомцем Кента проявляет эмоции, но в строго умеренных дозах и только те эмоции, которые ждет от него собеседник или которые лучше всего подходят для ситуации. В спорах или вопросах, где надо выразить свое мнение, мужчина предпочитает обтекаемые фразы и игру слов, заставляя собеседника высказаться первым, дабы потом сформулировать ответ в полной мере удовлетворяющий конкретно этого собеседника. Гибкость и практичность данного поведения позволяет ему быть практически идеальным собеседником почти для любого, кроме тех,  кто предпочитает рубленую прямолинейность или хорошо чувствует фальшь. Такие личности не сразу, но все же заметят – Кента не искренен с ними, либо полностью, либо не до конца. За витиеватыми фразами и уходами от темы можно углядеть одну простую цель – уйти от прямого ответа, потянуть время или же перевести разговор в другое русло. Не то чтобы мужчина не имел своей точки зрения, своего мнения или чего-то еще… Он просто не привык и не желает этим делиться. Там где есть возможность ускользнуть или сказать неправду в угоду случаю – он сделает это не задумываясь. Свои мысли этот мужчина всегда держит при себе, кроме тех случаев, когда он полностью согласен с вами или ему на данный момент выгодно сказать то, что он думает без утайки.
На своей должности Кента зарекомендовал себя с лучшей стороны. Пожалуй, в седьмом отряде нету никого, кто за много столетий его службы мог бы припомнить хоть раз, когда вечный третий офицер получал выговор от начальства или проваливал какое-то поручение. Безукоризненность – его кредо, его натура и его страсть. Но дело не в том, что Шиба стремится подняться по карьерной лестнице или выслужиться перед начальством, перфекционизм – тоже не про него. Присмотритесь к слову «безукоризненность». Именно. Он просто не хочет и не может слышать укоры в свою сторону, нигде и никогда, ибо этот мужчина в свое время хлебнул из этой чаши слишком много как от окружающих, так и от самого себя. Но обо всем по порядку.
С теми немногими, с кем Кента обрел какую-то степень привязанности, мужчина ведет себя несколько иначе. Он не холодно учтив, отнюдь, в его голосе можно услышать вполне искреннюю теплоту, но еще – нужду и услужливость. В какой-то момент, если вы сблизитесь с этим шинигами, вы поймете – он почти всегда старается вам угодить, словами, поступками… услугами. Не важно, что для этого надо сделать, но если он прознает о каком-то вашем увлечении, о том, как вы расслабляетесь или о том, что вы любите – он это запомнит и будет использовать это, дабы вам угодить. Довольно необычная черта для аристократа, да, но корень проблемы прост – его жажда быть «полезным» это уже не просто нужда, это патология.
И вот намеками и недоговорками мы подошли к корню… к некой «проблеме», к тому, что Кента прячет за маской, за одеждами, за скорлупой.  Так что же это? Все просто – травма, взращиваемая в течение столетий и окрепшая настолько, что стержень личности в какой-то момент просто надломился, оголив чувствительные нервы и исказив уверенного в себе гордого юношу до неузнаваемости.
Когда-то давно, в еще очень далекой юности, Кента был типичным «Шибой», взрывным, громким… жизнерадостным и боевым юношей. Типичным юнцом, который считал, что все вершины для него доступны, все преграды им разрушимы. И у него не было повода сомневаться в себе, ибо по жизни ему сопутствовали успех и удача… до тех пор, пока этот парень не испытал настоящий страх, ощутил колоссальное превосходство чужой силы…нет, чужой мощи над своей. Причем страх этот был не простой, а многоуровневая смесь животного ужаса, неверия и непонимания. А потом осуждение окружающих было настолько ощутимым, что иногда казалось – будто он тонул в ней, без возможности всплыть наверх и вдохнуть полной грудью. Это была первая трещина, и боевой характер сменился покладистым и тактичным, юноша разочаровался в своей силе и решил пойти другим путем – использовать  свой ум, проницательность и обаяние, чтобы не он, но его семья могла достичь еще больших вершин.
Но затем, уже став мужчиной, он ощутил беспомощность, поражение и на этом поле боя. Надрывая жилы и используя весь свой ум, обаяние и связи… Шиба Кента не смог удержать свой дом от падения, влияние его клана рассыпалось в песок и утекло сквозь пальцы. Это была вторая трещина, тут ранило не только то, как пострадала его родня, но то – насколько мужчина разочаровался в самом себе, насколько хлебнул беспомощности.  И после второй трещины он надломился окончательно.
Возможно, ему не хватило упорства, возможно… веры в себя? Или банальной силы характера, кто знает… но сейчас Шиба Кента лишь блеклая тень самого себя. Немолодой шинигами, бывший аристократ, навсегда застрявший в своем маленьком мирке комфорта и спокойствия. Мирке, где нет конфликтов, ибо он мастерски способен уйти почти от любой конфронтации. В мирке, где никто не укоряет его за ошибки, ведь он выполняет свои обязанности безупречно.  В мирке, где хоть кто-то говорит ему «спасибо», ведь он делает все, чтобы угодить дорогим ему людям.  Тишина и покой, которые иногда помогают ему унять боль воспоминаний, боль от его неудач и страхов, которые преследуют его и по сей день. Которые выползают наружу в его голове каждый раз, стоит ему остаться одному. Даже игра на сямисэн не помогает, ибо даже веселая поначалу мелодия превращается в тоскливые и тягучие аккомпанементы его самобичевания. Именно поэтому в свою комнату он не пускает никогда и никого. Ибо эти болезненные часы с самим собой Кента уже давно воспринимает как расплату за свою бесполезность.

IV Биография.

Итак, что же конкретно случилось? Что к этому привело? Пожалуй, надо все же начать с самого начала.
Многие столетия назад клан Шиба был еще могуч и влиятелен, и испокон веку среди аристо они имели репутацию несколько грубоватых и чересчур эмоциональных любителей фейерверков. Репутация, казалось бы, вполне справедливая, но устраивала она далеко не всех. И вот глава одной из младших ветвей, Шиба Ренджиро, решил воспитать из своего новорождённого сына идеального аристократа. Сказано – сделано. Молодого мальчишку, как только он стал хоть сколько-нибудь способен к обучению, отдали в руки строжайших учителей. Этикет, литература, науки. Мальчика учили всему и сразу. На неуверенные упреки матери «ему нужно детство» глава лишь отмахивался, ведь дело шло в гору – к явному восхищению всех учителей ребенок проявлял просто незаурядные способности к обучению, хотя и находил больший интерес в уроках фехтования ближе к юношескому возрасту. Иметь сильного наследника было, как минимум, престижно, поэтому Ренджиро поощрил увлечение сына в полной мере.
Мальчик рос сильным, креп, мужал и развивался. Ну и поощрения, которые все же дали некий перекос в обучении, сделали свое дело – Кента вырос юношей весьма подкованным, образованным и крайне умелым в общении в среде аристо, но вот прибегал к этим навыкам мальчишка только тогда, когда его прямо заставляли это сделать. Сам по себе он был типичным Шибой – шумный и жизнерадостный бунтарь, который хоть и не имел детства – никак не горевал по этому поводу. Уроки боевых искусств, меча и магии были его страстью. Неудивительно, что вскоре отца банально поставили перед фактом «Я поступаю в академию шинигами», на что усталый предок лишь махнул рукой. Очевидно, что его проект провалился, так и смысл ограничивать сына? К тому же – Шинигами тоже какой-никакой, но престиж семье.
Кента в академию душ поступил и с отличием её же закончил. Не экстерном, как некоторые гении, но все же уверенно и с наивысшими оценками, что внушало парню вполне себе крепкую уверенность в себе и своих силах. Попасть в готей-13 было делом техники, дослужиться до должности третьего офицера – делом времени. И его прошло не так уж и много, ибо талант и силу парня было трудно не заметить. В те времена что в капитанах, что в лейтенантах готея были те еще монстры, так что занять должность второго офицера было той еще задачкой. Но там были люди, на которых не зазорно было равняться, а превзойти – похвально и почетно. Юный Шиба решил идти к своей цели не спеша и сначала мастерски овладеть своим шикаем. С дзанпакто у парня все было не очень просто, но он не унывал, наивно полагая, что его упорства хватит на десятерых. Отец всегда говорил, что упорство сотрет в порошок горы и перекрасит небеса, и у сына никогда не было поводов сомневаться в его словах.
До определенного дня.
Обычный день, немного необычный приказ. В одном из районов руконгая стали пропадать шинигами, и некоторым офицерам было поручено разобраться, что к чему. Работенка, в целом, казалась непыльной. Пара дней поисков, пара расспросов и странная информация о каком-то пацане, который, якобы, прирезал шинигами с легкостью заправского мясника. Конечно же, они не поверили в эту чушь и решили, что очередная банда голодранцев решила прикрыться очередной неправдоподобной байкой. Шиба были известны своей толерантностью к жителям трущоб, но вот к бандитам Кента лично не испытывал никаких иллюзий. Оставалось дело за малым – найти бандитов и привести их на справедливый суд.
И пережить резню.
Спустя года из памяти стерлись почти все воспоминания о том, как тот день начался. Но вот каждую секунду того, как они столкнулись с этим чудовищем, он помнил слишком хорошо. Эти безумные кровожадные глаза, эту гадкую ухмылку… этот всепоглощающий океан реяцу… и этот мерзкий чавкающий звук, когда зазубренный клинок резал его друзей и сослуживцев под разочарованные возгласы мальца «и это всё?!».
Как так вышло? Насколько жестоко решило пошутить мироздание, чтобы создать ЭТО. Какой-то мелкий звереныш порубил группу перспективных офицеров в настоящий фарш. Это была не просто резня, это была кровавая баня. И Кента не мог ничего поделать, самый сильный и самый умелый офицер в группе просто осел на землю, стоило ему почувствовать, насколько могучее существо решило с ними расправиться. Это было не реально, это было противоестественно. Кента не был дураком и слепцом, он прекрасно знал, что среди благородных рождались дети с поистине потрясающим талантом или природным даром, но то, что они обнаружили в тот злополучный день, было чем-то за гранью. Смысл посвящать свою жизнь тренировкам, учебе… если в любой день ты можешь повстречать такого монстра, и все твои старания пойдут прахом? Все твои старания просто затмит тот, кто одарен подавляющей мощью от рождения?
Какой в этом смысл???
Кента не помнил, как он смог сбежать из того переулка с горой трупов. Он только помнил, как упал без сил прямо перед дверями госпиталя, истекая кровью от огромной уродливой раны на своем лице. И он помнил, каким приятным было беспамятство после пережитого им ужаса.
Он проснулся ночью, в палате… ему было о чем подумать, поразмышлять. Рана на лице болела противоестественно сильно. Казалось, будто частицы чужой реяцу все еще были в его ране, разъедая её и мешая заживать…
Стоило ему покинуть стены госпиталя, как его призвало командование. Посыпались вопросы. Потерял отряд? Где? Как? Кто это был? Что ты помнишь? Детали, соберись!
Ямамото не было дело до расхлябанности какого-то жалкого младшего офицера, ему была нужна информация здесь и сейчас, так что происходившее походило скорее на допрос преступника, чем на доклад офицера командиру. Вымучив из него все, что было возможно, главнокомандующий отпустил шинигами к семье. Где его встретили непониманием. Осуждением.
Он проиграл голодранцам? Как он умудрился потерять целый отряд? Позорище, посмешище. Слабак. Главы семьи, друзья, знакомые. Другие аристо. Это не обсуждали во всеуслышание, но он видел их взгляды. Он ощущал, как они шепчутся за его спиной. Такое тяжело было выдержать. Мысли о собственном бессилии, параноидальное чувство чужих взглядов на собственной спине.  Ощущение бесполезности собственного упорства, собственных стараний.
Какой в этом смысл?
Шумный и неугомонный Кента, каким его все знали, сделал то, чего от него не ожидал никто. От него ожидали громких оправданий, криков о справедливом возмездии, жестоких тренировок… но никак не того, что он запрется в своей комнате почти на месяц, не контактируя ни с кем. Ни мать, ни отец, ни даже любимая маленькая племянница Куукаку не могли заставить его покинуть свои покои.
В дождливый осенний вечер Шиба Ренджиро обрадовался, наконец-то увидев, что его сын покинул комнату. А потом ужаснулся – он не узнавал глаза своего наследника. В тот вечер сын попросил отца посвятить его в дипломатические тонкости аристо, в конкретные перипетии отношений между их кланом со всеми остальными. Обучить и наставить его. Он сказал, что хочет быть полезным семье. Ренджиро удивился, но лишь кивнул, ведь это было тем, чего он желал от своего сына изначально. Обучение не пропало даром.
Спустя какое-то время всплыли слухи о том, что какое-то чудовище из руконгая сумело ранить саму Унохану Ячиру. Но Шиба Кенте уже не было до этого никакого дела. Он свои выводы и свой выбор сделал.
Шли годы, столетия. Сменились капитаны. Его кузен – Иссин, сделал то, о чем Кента даже и не мечтал. Он стал капитаном. И много позже – пропал, нанеся непоправимый удар по репутации семейства. Тяжелый, но не смертельный. Все еще можно было работать, все еще можно было ухищряться. Хотя нехорошие звоночки были уже тогда.
Шли годы, столетия. Росли дети. Сменились капитаны. Его кошмар, Кенпачи, стал капитаном. Его племянник, Кайен, стал лейтенантом. Почти сразу, как выпустился из академии. Крайне внушительное достижение, так нужное их семье, стремительно теряющей престиж. Вроде бы, все даже стало налаживаться.
А потом, он умер. И все рухнуло.
Непонятно до сих пор, как точно это произошло.
Понятно было одно – Кента не справился и в этот раз. Все его ухищрения, все его махинации, все договоренности… все плоды его трудов – пошли прахом. Оказались бесполезны. Не эффективны. Он не досмотрел. Не предвидел. Не справился. Опозорился. Опять, снова его старания пошли прахом. В тот раз пострадали его товарищи, а в этот – его семья. Как смотреть им в глаза после этого?
Почему он настолько бесполезен!?
В этот раз он не запирался нигде на месяц. Просто и без того тусклый блеск его глаз погас окончательно. Он перестал пытаться чего-то достичь. Он перестал мечтать хоть о чем-то для себя или своей семьи, или своих друзей… он перестал думать о будущем. Он просто начал существовать в настоящем.
Перестал общаться с семьей.
И перестал вынимать из ножен свой меч. И без того непослушный дзанпакто больше не отзывался на свое имя. Ничего, к счастью, Кента крайне хорош в кидо. Справится и этим.
Шли годы, столетия. Росли дети. Сменялись капитаны. Вторгались Риока. Шли кровавые битвы. А третий офицер седьмого отряда все еще был на своем месте. Не заводил друзей, не мирился с семьей, не становился сильнее или слабее. Он просто был. Просто выполнял свою работу и запирался в совей комнате, разминая пальцы игрой на сямисэн. Его мелодии были омерзительно тоскливыми. Дзанпакто, казалось, железно врос в ножны.

Может, подведем итоги? Для краткости, дорогой читатель.
Итак, итоги:
Отношения с семьей –  отсутствуют. Кента не виделся со своими племянниками пару столетий. С момента падения своего дома мужчина не покидал Сейретей, свято веря, что посмотреть в глаза тем, кто остался, он просто не сможет. Куукаку, скорее всего, его презирает. Но об эмоциях своей любимой племянницы он старается не задумываться. Так проще.

Отношения с отрядом – уважительные. Третий был на своей должности столько, уже мало кто помнит, каким седьмой отряд был до него. Сменились капитаны, лейтенанты, а Шиба Кента все так же разносит бумаги и занимается своей работой. Точный, как часы, которые на стену вешала еще ваша прабабка. Хотя нет-нет да проскакивают шепотки  «аристо, а столько веков третий офицер?» Нет, он все еще сильнее, чем 99% шинигами в Готей-13. Все-таки третий офицер это третий офицер. Но те, кто хоть что-то знают о великих семьях, привыкли, что те всегда стоят на вершинах силы. Кучики, Шихоинь, Токинада. И от таких довольно легко заработать чуть презрительную усмешку. Даже если официльно он уже давно не аристократ. Кровь не водица – как говорится.

Отношения с командованием и начальниками – безупречные. Кайен работает с максимальной отдачей, всегда выполняя поручения в срок и до последней запятой. Беспрекословное соблюдение субординации, иногда даже в неофициальной обстановке.

Душевное состояние – многовековая апатия. Этот мужчина не горбится, но редко смотрит кому-то в глаза. Его собственные демоны уже почти дожрали его душу, оставив голый скелет и пару ошметков того, что было.

V Пробный пост.

Пробный пост.

VI Связь.

Дис: Luaro #7327
VK

Отредактировано Неканоничный неканон (2020-04-05 09:23:22)

+3

2

Неканоничный неканон
Ты знаешь, что делать - Шаблон личной темы.

0