Ролевая игра Bleach: Bankai Reforged
01.04.20 Mybb заболел, в связи с переездом в новый датацентр. В техподдержку обратились. Ждем.
28.03.20 «Вестник Серейтея» перенесен из раздела "Информация", в раздел "Журнал".
27.03.20 По заказам общественности на форум добавлены UB смайлы. Аве упоротость.
Добро пожаловать на «Bleach: Bankai Reforged»! Наша ролевая посвящена работам Тайто Кубо и базируется как на манге, так и новеллизации «Bleach», однако имеет свой, отличный от первоисточника сюжет. Мы рады как канонам, так и неканонам. Вливайся!
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Волшебный рейтинг игровых сайтов

Ролевая игра Bleach: Bankai Reforged

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра Bleach: Bankai Reforged » Принятые анкеты » Coyote Starrk action #1


Coyote Starrk action #1

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Основная информация

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/8a/20/t367890.gif

Койот Старрк

Примера Эспада

Арранкар|Эспада

Пробный пост

Las lágrimas que en esta sepultura
se vierten hoy en día y se vertieron,
recibe, aunque sin fruto allá te sean,

hasta que aquella eterna noche oscura
me cierre aquestos ojos que te vieron,
dejándome con otros que te vean.

Уэко Мундо как всегда пребывало в своем гнетущем величии: необъятное море песка, подернутое серебром одинокой луны, печально взиравшей на бытие в беззвёздном небе. Если бы кто-то сказал, что все это - лишь прах бесчисленных мучеников, сгинувших в царстве мрака, с ним сложно было бы не согласиться. Ни красок, ставших бы мимолетным облегчением, ни звуков, что разбавили гнетущую тишину. Не смотря на необъятные просторы это место давило, сжимало самое естество, где каждый вдох - есть боль, пропитанная миазмами, где бытие - лишь шутка над жизнью. Даже луна напоминала скорее обессилевшую и исхудавшую пародию на саму себя. И только облака небрежными мазками раскинулись по осиротевшему небу, пытаясь обрести друг друга. Твари, что отчаянно желали выжить средь безжизненных пустошей, боязливо зарывались в песок, в надежде оттяпать кусочек от обессилевшего собрата, что нечаянно пройдет мимо. Треск каждой косточки, каждый вопль попавшейся жертвы пронзал застывший в трепетном ожидании воздух, знаменуя печальный итог - кто-то сегодня проживет еще немного, кто-то - исчез, на этот раз навсегда. Пропал в небытии, будучи жадно пожранным, поглощенным без остатка и чувства сожаления о содеянном. Это Уэко Мундо и сила здесь определяет все. Убей или будь убитым, став очередным звеном в бесконечной петле ненависти. Сонмы душ бесцельно калечились и гибли от рук друг друга, движимые лишь всепоглощающим желанием выжить и наплевать каким способом.

Но все это было неважно для бледной фигуры, мчащейся сквозь пустоши. Он не помнил себя и это место, но отчетливо ощущал то, что подстегивало его, гнало вперед изо всех сил. Эгоистичное, бессовестное чувство, порожденное болезненным отчаянием, отражением стремления тлеющей души, разбившейся на россыпь хрустальных осколков. Бежать, бежать неважно куда, прочь от всепоглощающей тоски, сжирающей без остатка. Мимо мертвенно-бледных барханов, мягким саваном покрывающих terra mortuis. Мимо проносящихся перед глазами кристаллических деревьев, порожденных этим богопротивным местом как злорадная насмешка над бытием и законами природы. Мимо холмов и скал, воткнутых в песок подобно надгробиям в честь безымянных пустых, что сгинули здесь когда-то и бесчисленных сломленных душ, которым только предстоит погибнуть. Как долго он бежал? Он не помнил. День и ночь смешались здесь в бесцветный сумрак, разъедающий ощущение самого себя. Глупость. Ему, голодной твари, впору охотиться на своих собратьев, насыщаясь и испивая сосуды душ досуха. Он сильный, он может. Однако голод заглушала боль - неумолимая, холодная как река, безумным и бурным потоком своим несущая его вперед. Инстинкты приказали ему остановиться. Он поднял взгляд - мороз тревожного осознания когтистой лапой вонзился в нутро, пронзил тело, сковывая каждый мускул, пресекая всякую попытку отвернуться. Трупы полых всех форм и размеров, собранные в огромную гору - зрелище настолько же безумное, жестокое, бездушное в Уэко Мундо, насколько и редкое. Казалось, что угасшие взгляды покорёженных масок, полные презрения и ненависти, устремлены прямо на него.

"Вспомнил..." - Беспокойная мысль осознания серебристой иглой вонзилась куда то глубоко, под корку черепа, вызывая болезненные воспоминания. Его стремлений. Его поисков, отчаянных и безответных, обратившихся по итогу в прозрение и разочарование. Перед глазами всплывали образы пустых, их величественные стаи, организованно пересекающие пустоши Уэко Мундо. То, как он осторожно приближался к ним, с робкой надеждой -  может, на этот раз все будет иначе? Но все повторялось, раз за разом, раз за разом - они умирали. Увядали, прямо на его глазах и он ничего не мог с этим поделать, только смотреть, утопая в бессильной злобе на себя. Они не были его товарищами, не были его врагами, однако всех ждал один печальный итог. Их глаза, переполненные страхом и непониманием, просто угасали. Искра той ироничной пародии на жизнь, наполнявшая естество каждого Пустого, рассеивалась, подобно праху на ветру. И как назло, его тело с жадностью впитывало каждую частичку, каждый увядающий огонек души, делая еще сильнее, еще опаснее. Безумная трагедия завершалась оглушительной тишиной и одинокой стоящей фигурой - так происходило каждый раз лишь для того, чтобы когда нибудь повториться вновь. И все из-за него. Из-за его эгоистичного желания не сгинуть в одиночестве. Из-за желания быть нужным. Но кто он в этом мире? Всего лишь убийца. Смерть. Смерть следовала за ним по пятам, издевательски смеялась над ухом, нашептывала приторно-горькую колыбель безысходности и мгновенно исчезала во мраке, едва стоило обернуться. Актом отчаяния стала та самая могила собратьев по несчастью, ставшие его нежеланными жертвами. Он не мог облегчить их боль, не мог вернуть к жизни, пускай даже такой жалкой и мучительной. Но почтить память ему было по силам. Каждое тело невинно убиенного он нес на себе, чувствуя бремя каждого сотворенного им греха. Время шло мерным чередом, погост становился все больше. Раз за разом он совершал одну и ту же ошибку, окаймленную хрупким ореолом надежды. Глупец. Наивный, бессовестный глупец, что протянув руку, несет лишь погибель. Эта мысль рваной раной прошлась по душе, сочась черным ихором осознания собственного опустошающего могущества.
"Сила...да будь проклята эта сила!" - Лапа с яростью ударилась оземь, подняв клубы белоснежного песка. Он продолжал , давясь в бессильной злобе. Ярость можно утолить: убей, уничтожь, сотри в порошок и гнев пройдет. Но то, что тлело где-то глубоко внутри продолжало отравлять. Печаль - как поделиться ею, как исторгнуть этот яд и забыть, словно навязчивый кошмар? Он не мог - оболочка крепко держала это разъедающее чувство. Остановиться. Гнев не поможет, лишь мимолетное облегчение. Безликая фигура устремила взгляд на серебряный диск луны, возвышающийся над горой безжизненных оболочек. Он никогда не думал о гибели, нет. Это был бы слишком легкий выход для его богопротивной сущности. Решись он однажды и тогда все те невинно убиенные пустые, чью силу он поглотил, окончательно сгинут в небытии. Глубоко внутри себя он понимал - так более продолжаться не может, нет. Печаль сковывающая, холодная как мрачные глубины моря, пронизывала до самого его проклятого естества. Чем он заслужил такое страдание? Что совершила эта проклятая душа, раз была обречена на самое худшее из мучений - забвение.

Он смотрел на братскую могилу воздвигнутую его собственными усилиями. Глубоко внутри росло что-то...тлеющее, отдаленно знакомое чувство, что когда-то уже касалось его обреченного нутра - решимость. Когда это было? Давно. Слишком давно чтобы вспомнить. Но это ощущение было ни с чем не сравнимо. Она клокотала, бурлила, рвалась наружу. Почему он так решил? Простая прихоть. Как окровавленный кусок мяса, брошенный на растерзание волку - вцепившись однажды, зубастая тварь более не отпустит. Сгинь в бездне, чёртова Muerte! Ты больше не сможешь мной помыкать, станет на одну игрушку меньше в твоих костлявых пальцах. Он отдаст всего себя за это желание. Решимость, порожденная в зависти к слабым, обожженная пламенем ненависти к себе и выкованная бесчленными поисками пристанища в этом мире. Лапы схватились за маску - когти неумолимо погружались в белесую кость. Треск и рёв разорвали в клочья сгустившуюся тишину. Пока маска рушилась, его тело пылало, словно раскаляясь изнутри. Да, тот незримый огонь, его душа - тот, кто он есть. Мышцы пустого едва не разрывались от прилагаемых усилий. Опьяненный безумным порывом, он кромсал себя на части. Больно. Это безумно больно, но прекратить сейчас, остановиться на полпути - глупость, подгоняемая страхом перед неизвестным. Что после этого останется от него? Будет ли он прежним? Это не важно. Более не важно.
"Хочу быть слабым, больше всего на свете, но если это невозможно...дайте того, кто будет так же силен, как я." - Еще одно усилие, рывок - маска трескается пополам, орошая песок россыпью молочно-белых осколков. На мгновение боль отступила лишь для того, чтобы пронзить вновь, до самого нутра разрывая на части. Голова озарилась вспышкой яркого света - ослепительно-белого, выжигающего глаза, расплавляющего мозг. Он чувствовал к чему все идет. Наконец мозг не выдерживает нагрузки и то, что недавно решило сорвать с себя маску исчезает навсегда. Проваливаясь в небытие...
Вдох, глубокий, затяжной. Веки осторожно раскрылись - все то же матово-черное небо, все тот же серебристый серп луны. Но эти серо-голубые глаза видели их впервые. Песок тонкими иголками вонзается в спину. Ладонь аккуратно прикасается к шершавому ковру, ощущая легкую прохладу.
"Я. Это...я?". Осознание быстро осаждает зарождавшееся непонимание. Он - арранкар, от головы до пят. Новорожденный резво поднимается на ноги, оценивая окружение. Холод. Пронизывающий холод грызет новоприобретенную кожу. Укрыться - все, что ему сейчас хотелось. Но неожиданно взгляд цепляется на недвижимое тело. Что-то маленькое. Оно живое. Оно дышит рядом с ним и не умирает. Сам не понимая почему, от осознания этого он ощущает облегчение. Не выдерживает и падает - проклятые ноги еще не окрепли, но ничего, у него полно времени. К этому моменту мелкая пробудилась, раскрыв свой единственный глаз. Он не помнит её, но отчетливо понимает: они - часть от целого. Правда, как ни пытался арранкар вспомнить кем он был до трансформации, все оказалось тщетно. Напоминанием о недавнем прошлом служило лишь костяное ожерелье, обрамляющее шею.
- У тебя...есть имя? - Спросил арранкар, обращаясь к мелкой. Голос. Настоящий, принадлежащий ему. Глубокий, бесконечно уставший от ошибок прошлого. Да, он подходил для него лучше всего.
- Лилинетт. - Тонкий девичий голос рассек сгустившуюся тишину подобно скальпелю, - А как зовут тебя?
- Старрк... - Ответ сам сорвался с его губ. Да, Койот Старрк, словно всегда был им. Он кинул ей кусок ткани, сорванный с одного из трупов пустых.
- Что мы будем делать? - Спросила Лилинетт, накидывая на себя нехитрую одежку.
- Мы можем делать что угодно.
- Куда пойдем?
- Куда угодно.- На мгновение он замолчал - осознание сбывшейся мечты до сих пор сбивало с толку, - Но давай держаться вместе...всегда.
Старрк не увидел легкой улыбки Лилинетт, ибо мысли уже одолевали, беспокойную голову новоявленного арранкара.
Они решили отдохнуть, сделать небольшой привал и набраться сил перед нескончаемым путешествием в никуда. Что они найдут там? Неясно. С какими опасностями столкнутся? Кто знает. Но им отчетливо было ясно только одно: всякую напасть, любую радость и печаль они разделят друг с другом.

Связь

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

2

Coyote Starrk
Добро пожаловать.
Дальше вот сюда - Шаблон личной темы.

0


Вы здесь » Ролевая игра Bleach: Bankai Reforged » Принятые анкеты » Coyote Starrk action #1